Забвение пустыни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Забвение пустыни » Творчество » Артефакт


Артефакт

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Публикую на Фикбуке
Фэндом: Mass Effect
Публикация на других ресурсах: не разрешаю.
Аннотация: Победа над Жнецами одержана год назад. А дрелла Вельхан Орисс - одна из тех, с кем лучше никогда не встречаться. Ищейка. Высшая ступень должности в культе поклонения Великому Охотнику, Амонкире. Привычный порядок жизни меняется в одно мгновение, когда прошлое намеренно сближается с убийцей. А ведь все так хорошо начиналось! В один миг из привычной жизни Вельхан была брошена в пучину событий, которые позволят по новому взглянуть на грехи и ошибки этого Цикла. Все началось с артефакта инусаннон...

Оглавление
> Пролог

0

2

Пролог

Вельхан переложила пистолет из руки в кобуру и присела за ящиками, бесформенной грудой сваленными возле двери. Ей нравилось наблюдать, как на площади снуют туда-сюда азари, посвятившие себя «Синим Светилам». Какое будет для Амонкиры удовольствие, когда его посланница Вельхан перестреляет каждую синекожую тварь, ведь она призвана очищать этот несовершенный мир от тех, кто потерял связь с землей.
Немного странно, все же, было поручать очищение мира именно дреллу, пусть даже и женщине, ясно и четко видевшей перед собой одну-единственную цель. Казалось бы, что после победы над Жнецами Вселенная была подчищена самым эффективным путем по новой жесткой политике Совета «тот, кто не с нами, тот против нас». Несогласных просто убирали: или наемные убийцы, или Спектры. Некоторым повезло чуть больше, вместо смертного приговора и казни они получили койку и унитаз в крохотной комнатушке космической тюрьмы. А вот остальными, кто смог откупиться или спрятаться, занималась как раз Ищейка, Вельхан, дрелл.
- Амонкира, покровитель охотников, дай мне силы слиться с тенью, дабы доставить тебе истинное удовольствие и наказать виновных.
Слова молитвы всегда действовали на Вельхан отрезвляюще. И теперь прошептав эти строки, дрелла вдруг почувствовала необыкновенный прилив сил. Ее окутало приглушенное сияние, позволившее стать невидимой и, что необычно, неосязаемой. Вельхан вылезла из-за груды ящиков и сделала пару шагов навстречу темнокожей азари, считывающей какие-то данные с инструментона. Мгновение – резкий захват головы, хруст шейных позвонков и под ногами явившей себя Вельхан уже лежит мертвая наемница.
«Синие Светила» далеко не сразу поняли, что случилось. А когда осознание достигло их разума, то Вельхан уже нигде не было. Она снова бродила меж теней, сокрытая волей Амонкира. На сегодня было достаточно; каждый день Вельхан приносила жертвы своему покровителю. Дрелла чередовала места жертвоприношения, чтобы ее было трудней выследить. И была недовольна, когда пошел слушок о небезопасности на Иллиуме. Дескать, появился Чистильщик. Благородное звание не прельстило Вельхан, и теперь она меняла и тактику нападения, и время, и место, и даже цель.
Предпочтительней было нападать на азари. Сладкая кровь дев, немного забродившая у матрон и матриархов – никто из них не мог избежать ужасной участи умереть на руках у Вельхан, когда та выбирала Амонкире жертву. Делала она это профессионально, медленно, тщательно, с каким-то особым старанием и любовью. Азари, вы заплатите за все, что когда-либо сделали не так. И я – олицетворение этих слов. А-за-ри. Почему именно они? Страсть, болезненная любовь, желание ощущать как силы покидают этих существ. Вельхан не трогала лишь детей да и тех, кто вели благой образ жизни. Но если на руках хотя бы одной невинной девчонки была чья-то кровь или след страданий – Вельхан приходила за ней.
У дреллы было все время во вселенной, поскольку не нужно было растрачивать силы на защиту родной планеты от разумных машин или то и дело встречаться лицом к лицу с этими противными Спектрами из Совета. Она была сама по себе, её ближайшим другом стал Амонкира, покровитель, бог, праотец. И больше никто не нужен, иначе идеальная пара совершенных охотников превращалась сразу в сброд преследующих личные цели наемников.
Домой Вельхан направлялась с чувством собственного превосходства и послевкусием прекрасно проделанной работы. Шла легко, беззаботно. И думала о том, что приготовить сегодня на ужин. Можно было поджарить мясо молотильщика, деликатес этого сезона, или обойтись салатом из крабов и рыбы. Но обязательно стоило выпить бокал красного вина, которое так искусно делали люди. Дрелла мало смотрела по сторонам, предпочитая напевать себе под нос песнь, посвященную Амонкиру.
Но вот ее взгляд скользнул в сторону. Удивленная увиденным, Вельхан на минуту застыла. В толпе ее толкнули, но дрелла даже не обратила на это внимания. Посреди всей дневной сутолоки Иллиума стояла неподвижной фигурой Канья. Это была одна из самых красивых саларианских женщин, которые Вельхан когда-либо видела. Канья прославилась после войны со Жнецами и никогда не появлялась без сопровождения поклонников и охраны. Она занималась благотворительностью по официальной версии, но на самом деле руководила группировкой «Зит» и была для Вельхан своего рода особенной жертвой богу. Но сморгнув, дрелла обнаружила, что саларианка уже растворилась. Вельхан почувствовала горькое разочарование, поднимавшееся откуда-то из глубины.
Однажды она окажется быстрее Каньи, и тогда на руках Ищейки, служащей Амонкиру, впервые будет саларианская кровь. Интересно какова она на вкус? Эти мысли развлекли Вельхан на пару минут, после чего она и думать забыла про неожиданную встречу. Вскоре дрелла задумывалась уже не привидилась ли ей священная жертва? Так сказать, чего больше хочешь, то и видишь.

0

3

Глава 0.1

Вельхан родилась на Рахане, родине всех дреллов. С засушливой планеты дочь пустыни забрал последний ханарский корабль. Ни на минуту Вельхан не жалела, что расстается с землей предков. Что и говорить, но постоянные стычки за минимальные ресурсы – воду и пищу – порядком поднадоели даже самому терпеливому дреллу. Не говоря уже об Ищейке. На Кахье жизнь была иной: приходилось все время прятаться под стеклянными куполами, созданными медузоподобными спасителями ради ящероподобных слуг.
С детства Вельхан была посвящена Наставниками в круг охотников Амонкира. Для кого-то это был просто способ возвыситься в местной иерархии, для кого-то идеальная возможность приносить своей семье чуть больше пищи, чем обычно, а для Вельхан служба Великому Охотнику стала делом жизни. Возможно, она понимала свои обязанности несколько под иной призмой, чем все остальные. Это не меняло, впрочем, всей сути поклонения богу. Она поклялась защищать миры Амонкира и приносить ему каждый день в жертву тех, кто отклонился от истинного пути и встал на шаткую дорожку.
То было благославение Амонкира, не иначе. Вельхан сильно изменилась и из неуклюжей полноватой девочки стала одним из самых быстрых и незаметных убийц в Галактике. Путь от детских мечтаний до взрослой ответственности был долог, опасен и не всегда прост. Но вот она, Вельхан Орисс, собственной персоной. Ее путь не был связан ни с Договором, ни с каким-либо иным контрактом между владельцем-ханаром и слугой, - конечно, официально дреллов никто так не называл, но факта не скроешь. Вся жизнь – служение Амонкиру.
Вся жизнь подчинена дюжине строжайших правил.
И все ради того, чтобы..
Вельхан Орисс стремилась только удволетворять желания Амонкира. Собственных желаний и мечт, как таковых, дрелла не имела. И никогда даже не задумывалась, что есть мир вне связки жертва-бог. Может быть потому, что не особо нуждалась в компаниях. Может быть, просто хотела, чтобы ее оставили в покое. Но когда слишком долго находишься в одиночестве, - не считая призрачного присутствия Амонкира, - становишься нелюдимым и замкнутым.
С тех пор как улетела с Кахье, Вельхан ни разу не мечтала вернуться на водную родину ханаров. Ей нравилось жить в шумных городах, где какофония звуков переполняет каждую клеточку тела, заставляя кричать, беситься, вопить. Своеобразной была и защита Вельхан от суматохи жизни, которую она наблюдала с таким тщанием на Иллиуме. Здесь она была чужой, прекрасно понимала это, но не могла заставить себя оторваться от пленительного источника наслаждения и греха. Амонкира простит ее.

***

Вельхан жила в однокомнатной квартире на восьмидесятом этаже одного из тысячи небоскребов на Иллиуме. Это было не самое престижное здание, зато цены на жилье радовали и глаз, и кошелек. К тому же, далеко не центр планеты, что тоже важно. От центра до квартиры было около трех часов пути, и все это время Вельхан читала или молитвенник, или новости из экстранета. Других увлечений у нее не было.
Но в этот раз мысли о Канье не выходили из головы. Если бы узнать где живет эта таинственная саларианка, чем занимается ее группа и кто ее связной, у Вельхан появились бы неплохие шансы отдать Амонкиру самое лучшее, что сейчас есть в этой Вселенной. А точнее, самое вредоносное и отвратительное, что загрязняет и без того коррупционный мир. Но подобных сведений не имелось даже у Спектров, не говоря уже о Совете и СБЦ. Максимум, что можно было получить с наименьшими затратами, это покопаться в экстранете или.. или приподнести главарю тех же «Синих Светил» какую-нибудь почетную, но самую обыкновенную жертву Амонкира. Однако, это было против личных правил, и Вельхан даже не хотела рассматривать подобную возможность.
На лайнер, развозивший пассажиров по всему Иллиуму, она чуть не опоздала. Запрыгивая на ходу в отсек, Вельхан умудрилась выронить кредитку. Сверкая позолоченными краями, она улетела в бесконечную даль. День начинавшийся вроде бы неплохо грозил закончиться просто отвратительно. К тому же потеря кредитной карты делала невозможно оплату покупок: еды и боеприпасов; а еще отныне у Вельхен не было ни единой возможности заплатить за квартиру. Проклятые счета уже неделю пылились на полке. Вся ситуация спровоцировала Орисс, и она громко выругалась.
Люди с недоверием косились на нее, даже пересаживались. Но ей-то было все равно. Плевать на людей, на турианцев и волуса. Плевать. Место она выбрала себе в самом углу, где не было ни окон, ни противного прохладного кондиционера, от которого кожа покрывалась мурашками. Откинув голову, Вельхан Орис закрыла обе створки век, чтобы насладиться идеальным покоем. До идеального уровень, конечно, не дотягивал. Однако пора было освободить голову от всякого мусора из обрывков мыслей, мечт и желаний и вернуться к суровой реальности жизни.

Дверь квартиры она отперла не сразу. Возможно, потому что ей почудился странный звук, идущий как раз из-за ее двери. Призвав к силам Покровителя Охотников и став невидимой, дрелла затаила дыхание и вошла внутрь. Все на местах, ничего не передвинуто, не задето. Воздух точно такой же, каким его оставляла убийца, когда уходила. Полоска климат-контроля показывала около шестидесяти градусов жары внутри спальни. Это было чуть прохладней, чем нужно для тела дрелла.
- Сними свой покров, Ищейка, - голос раздался сзади, и Вельхан уже приготовилась клясть себя самыми последними словами за то, что оставила потенциальную угрозу позади.
И тут же ее осенила одна очень простая и понятная мысль. Только другой Охотник Амонкира мог видеть невидимого дрелла. Она сразу же успокоилась: внутри культа никто никому не смел навредить. Ответом в случае возникновения этой ситуации становилась кровная месть. Дело, как известно, затратное и практически бесконечное.
Она повела плечами, сбрасывая защиту Покровителя. И обернулась.
Орисс не ожидала увидеть его спустя два года. Идеальная изумрудно-зеленая чешуя резко контрастировала с черными полосами на затылке. Гребни не слишком выделялись на фоне чуть более вытянутого лица, изукрашенного такими же черными вкраплениями. Прямой нос, вдумчивые глаза без ярко-выраженного зрачка.
- Я не знала, что ты решил придти к Хранителям Амонкиры, Кольят.
В ее голосе слышалась и усталость, и издевка. Все знали, что после смерти отца Кольят тщетно пытался найти занятие, которое нравилось бы и его телу, и его душе. Но ничего лучше как вступить в культ Покровителя Охотников, похоже, ему в голову не пришло.
- Я не стал Ищейкой, как ты, - голос Кольята был трескучим. – Я работаю осведомителем, на первых порах. Мать Рисус обещала подыскать для меня более спокойную работу. Сразу скажу, что я не собираюсь отсиживаться в доме Амонкира, пока вы заняты серьезным делом. Ни ради тебя, ни ради Ирики. И даже ради отца.
- Это не мое дело, Кольят. Пока живы были твои родители, я несла за тебя полную ответственность. Со смертью Тейна ушла и моя клятва защищать тебя. Ты уже взрослый дрелл, пора бы начать принимать решения самостоятельно. Кто ты, чем займешься и кем станешь – это отныне только твой договор между телом и душой. Не забудь, что с решениями приходит и ответственность. А в культе Амонкиры к ответственности примешивается еще и честь, и дело Покровителя Охотников. Не говоря уже об Уставе.
Кольят шагнул по направлению к Вельхан, чтобы мягко, но ощутимо ткнуть ее пальцем в грудь. На его лице было написано ярое желание покончить с формальностями как можно скорее и приступить, наконец, к делу. Орисс лишь подборотком дернула, чтобы Кольят внезапно взмыл в воздух, несомый биотикой дреллы. Наклонив голову вправо, она дружелюбно улыбнулась и произнесла, чеканя каждое слово:
- Поверь мне, Кольят, никогда не позволяй себе лишнего в отношениях с Ищейкой.
- Мы же друзья! – попытался оправдаться молодой охотник.
- Мы с тобой действительно друзья, но сейчас я всего лишь проверяю насколько хорошо ты выучил наш Устав. И вижу, что ты меня уже начал разочаровывать. Повторю еще раз выдержку, которая спасет тебе жизнь. С Ищейкой всегда разговаривай уважительно, не смей прямо обвинять и указывать на нее пальцем. Спасение Ищейки всегда приоритет.
Щелчок, и Кольят уже твердо стоит на ногах. Оправив костюм, как и у отца, с ноткой особой изысканности, он поднял взгляд на Ищейку.
- Ну хоть смотреть мне на тебя разрешается, Вельхан?
- Разрешается, - улыбнулась дрелла. – Не стой в коридоре, проходи. Плесни себе чего-нибудь выпить, я схожу приму душ. Устала за сегодня.
- А принимать участие в купании с Ищейкой Уставом не запрещается?
- Не наглей, Криос, - отмахнулась Вельхан. – В спальню иди. И не смей мне говорить всякие пошлости по этому поводу. Ты работаешь, я работаю. Ну хотя нет, сейчас я отдыхаю.
Она игриво посмотрела на него, вожделенно облизнув губы. Затем расхохоталась и скрылась за дверью. Включая воду, она подумала как приятно вновь его видеть рядом, чувствовать его заинтересованность в ней, его желание, его взгляды.

Выйдя из душа, замотанная в темно-синее полотенце, Вельхан осторожно заглянула в спальню. Криос всегда угадывал ее тайные темные желания, и сейчас он не подвел. Стоял над ее письменным столом, раздетый по пояс, разглядывал статуэтку, изображающую крогана, стремящегося задушить дрелла.
- Антиквариат, - прокомментировала Вельхан.
От возбуждения ее голос слегка подрагивал, а здесь и вовсе сорвался на приглушенный полувздох-полусвист. Орисс потребовалась всего секунда, чтобы привести себя в порядок.
- Называется «Вечная борьба». Собственно, название говорит само за себя, тебе так не кажется? – она улыбнулась, когда Кольят оторвался и повернулся к ней.
- Мне кажется, что наши отношения с тобой давно пора назвать также. Вечная борьба. Только не понятно мне кого ты хочешь сильнее – его или меня?
Он имел ввиду Амонкира, которому Вельхан посвятила жизнь.
- Бог эфемерен в достаточной мере, ты реален и стоишь прямо передо мной. Попробуй угадать с трех раз кого я действительно хочу? – лукавая улыбка скользнула по губам, она подошла и встала рядом. – Кольят, почему я? Почему снова я? Неужели во всей вселенной нет дреллы, которая способна тебя покорить?
- Ты моя сиха, - проникновенно шепнул Кольят, прижимая Вельхан к себе и неуловимым движением сбрасывая с нее покров. – Неужели за шесть лет знакомства ты так ничего и не поняла, Вельхан?
Касаясь губами ее внешнего уха, Кольят судорожно вздохнул, пытаясь одновременно подавить желание и насладиться близостью родного тела.
- Неужели так было и с моим отцом, когда он видел мою мать?
- Я могу только догадываться, - хихикнула Вельхан, закрывая глаза.
Тейн Криос был страстной натурой, и эта натура передалась и Кольяту. С одной лишь разницей, что старший Криос мог очаровать любую девушку, любой расы. Страстность Кольята проявлялась только по отношению к возлюбленной, к сихе. Раньше Вельхан не особо интересовалась причинами, по которым Кольят всегда стремился быть рядом с ней. Но услышав его признание – о сихе, - она даже вздрогнула. Все эти годы он любил ее? Ее?
- Что не так? – спросил Кольят. - Я..
- Ты назвал меня сихой. – Произнесла Вельхан медленно, пытаясь подобрать верные слова. Но, вместо этого, почему-то добавила, - Своей. Это значит что..
- Это значит, сиха, что я люблю тебя. Не говори мне, что ты поняла меня только сейчас. Неужели я вел себя иначе по отношению к тебе и ты…
- Кольят, почему бы.. – дрелла провела пальцем по его обнаженному плечу, улыбнулась хитро и с известным коварством, - почему бы.. нам не дать отдых усталым ногам? Поверь мне, у меня есть замечательное место для этого.
Короткого кивка на кровать хватило. Лицо Кольята просветлело, в то время как глаза Вельхан стремительно темнели. Как она скажет ему о невозможности бытия его сихой?
В этот миг дрелл подхватил избранницу, с легкостью оторвав ее от пола. Уложив ее головой на подушку, он припал к ее животу и скользнул языком по гладкой прохладной коже.
- Ты восхитительна как и всегда, сиха. Позволь мне быть рядом с тобою в этой жизни, пока Калахира не омоет моего тела и не уведет моей души. Сии-иха, - прошелестел его голос.
Им было отведено не так много времени, чтобы насладиться друг другом. Но любовью они занимались страстно, пылко. В перерывах между актами Кольят шептал что-то бессвязно-романтическое, Вельхан наслаждалась звуком его голоса, уверенными прикосновениями, прерывистым дыханием. Она желала его, хотела быть его непосредственным продолжением, его частью. И, что важно, его сихой. Какая-то часть разума все еще настойчиво гнула свою линию, но вскоре Вельхан потеряла счет и времени, и мыслям. Все, что ее интересовало, был Кольят. Ее хранитель.

***

Пробуждение было резким и, от того, неприятным. Сев в постели буквально рывком, дрелла оглядела комнату. Пусто. Место рядом также было не занято, и Ищейка почувствовала смесь раздражения с обидой и разочарованием. Он ушел просто так? Не сказав и слова своей сихе? Да, за ночь, за эту ночь, она сроднилась со вчерашним утверждением Кольята.
И вдруг..
- Сиха, - шепот. – Я подумал, что ты захочешь провести со мной еще и утро, поэтому остался. Видишь ли, Вельхан, я не уверен. Уже не уверен.
- В чем? – выпалила дрелла.
- В том, что моя любовь нужна тебе, сиха.
Он стоял в дверях, прислонившись к косяку. Соблазнительный, стройный, идеальный. Именно о нем Ищейка мечтала в те далекие дни, где единственным способом воскресить давно ушедшие в небытие воспоминания значило вызвать в памяти образ Криосов. Всех троих. Ирика, Тейн и Кольят. Ее Кольят. И теперь он сомневается, как сомневалась она.
- Что заставило тебя так думать?
- Ты – Ищейка, я осведомитель Амонкира. У тебя всяко поинтереснее жизнь, чем у меня. Но даже не это. Ты одна из Высших, я стою чуть ли не на самой последней ступени. Наш Устав не позволяет Ищейке спускаться к таким, как я. И прежде всего ты должна думать о себе и о.. деле всей твоей жизни, - с неохотой добавил он. – Я здесь совершенно не к месту. Единственное, в чем я уверен – ты моя сиха. Этого не изменить, прости.
Она вздохнула, ибо он был прав. И все же..
- Иди ко мне, - улыбнулась дрелла. – Ты все верно сейчас сказал. Мне нужно думать и о месте, и деле всей моей жизни. Но иногда, я думаю, можно всем этим и пренебречь. Как ни крути, но ты, похоже, единственный, кого я выношу. Общество других дреллов или представителей иных рас меня тяготит. Однако, о тебе подобного сказать я не могу.
- Сиха, - Кольят попытался перебить, но получил щелчок по носу.
- Я не знаю, но сегодняшняя ночь определенно изменила мое отношение к тебе. Поэтому, пожалуйста, не исчезай из моей жизни. С тобой мне и веселей, и лучше. Даже Великий Охотник не заменит мне тебя. Но мне действительно нужно время, чтобы все обдумать. И я попрошу тебя только об одном: не торопи меня, Кольят.
- Я ждал тебя, сиха, всю жизнь. Я подожду еще.
Она откинулась на подушки, соединив руки с Кольятом. Его тепло грело ее душу, а сердце трепыхало от каждого взгляда его непроглядно-ночных глаз. Закрыв глаза, Ищейка вдруг вспоминила что-то, вновь села в постели и повернулась к дреллу.
- Ты ведь зачем-то пришел ко мне, так? Вряд ли это было обусловлено просто желанием видеть меня. Да и к тому же, не будь у тебя ко мне дела, Мать Рисус не дала бы мой адрес.
- Это верно, Вельхан. Я пришел предложить тебе заработок.
- Как неожиданно, - полуудивленно, полусаркастически фыркнула дрелла. – На чем в наши дни могут заработать служители Амонкиры? Наше дело – дело, за которое не платят.
- И все же я располагаю возможностью. Не интересно?
- Почему я? – любимый вопрос.
- Ты Ищейка, у тебя опыт и..
- И.. ты наверняка надеялся, что я возьму тебя с собой, Кольят?
Смущенная улыбка появилась на его устах.
- Я не возьму, но дело можешь мне предложить. Раз уж я потеряла эту чертову кредитку. Выронила, когда залезала в проклятый лайнер. Может она еще кому-нибудь послужит, я надеюсь. Или пролежит столетие на крыше какого-нибудь здания. В чем суть?
- Я имею сведения об одном очень дорогом антиквариате. Подожди, я знаю, что ты скажешь, Вельхан, это работа наемников и головорезов. Но на этот раз я серьезно. Хорошо, пусть это будет не антиквариат. Пусть это будет.. мм.. артефакт. Точно. Артефакт.
- Продолжай.
- Этому артефакту более ста тысяч лет, а это значит, что он относится к допротеанской эпохе. Артефакт принадлежал расе инусаннон. Той, на базе чьих технологий выросла раса протеан. Погоди, это еще не все. Артефакт был обнаружен на планете Кахье, на нашей – отчасти нашей – родине. Ханары приняли его за творение Вдохновителей, поэтому ажиотажа не последовало. Но я точно знаю кому был бы этот артефакт интересен. И стоит он кучу денег. Правда, целую кучу.
- Я все еще не вижу как я могу повлиять на ситуацию с этим твоим артефактом.
- Да-да, я сейчас все скажу. Дело в том, что в том районе Кахье нет селений ханаров. Зато там недавно прочно обосновались захватчики. Боюсь, что это наземные войска Жнецов. Те, что уцелели. Несколько тварей, по последним данным. Я знаю, что ты охотишься только на живых, но Амонкира не откажется принять и врагов-синтетиков. Ты убьешь их, заберешь артефакт, продашь. Неужели это так сложно для одной из лучших Ищеек культа?
- Я не уверена, что мне нужно особенно много денег, этот артефакт или стычка с силами давно поверженных Жнецов. Попробуй убедить меня.
Кольят вздохнул.
- Зайдем с другой стороны, Вельхан. Тебя ищет Спектр.
- Спектр? Он знает, что я на Иллиуме? Подожди. Как такое может быть возможно? Кольят, и ты молчал?! Подожди. Подожди. Я должна успокоиться. Кто именно?
- Некто Явик. Ни о чем не говорит?
- Нет.. Он ищет меня в связи с жертвоприношениями?
- Он ищет тебя. Мне уже достаточно и этого факта, чтобы постараться скрыть твое изящное и аппетитное тело до того, как он найдет и эту квартиру. Поэтому я купил тебе билет до Кахье. То, что ты не возьмешь меня с собой я знал заранее. Ты улетаешь через час.
- Подожди! Так я не могу.. Я не предупредила Мать..
- Мать Рисус знает о твоем положении и согласна тебя отпустить.
- Мои вещи..
- Я собрал тебе все самое необходимое, сиха.
- Моя сегодняшняя жертва?
- И об этом я тоже позабочусь. Поверь мне, Вельхан.
Она вздохнула, проведя рукой по гребням на голове. Кажется, она недооценивала Кольята как личность. Он давно вырос и смог начать решать не только за себя, но и за нее.
- Кажется, тебе очень хочется от меня избавиться, - прошептала она с грустной полуулыбкой. – Мне обязательно участвовать в поисках твоего артефакта или мне можно будет просто отсидеться на Кахье?
- Я не хочу, чтобы ты уходила, сиха.
И он поцеловал ее.

0

4

Глава 0.2

урсивом отмечены воспоминания Вельхан.

Космопорт утром рабочего дня был даже для Иллиума пустоват. Не говоря уже о том, что половина охраны куда-то таинственно исчезла и, кажется, не поставила в известность руководство. Глава компании самолично с двумя азари то и дело пересекал сверкающий металлом и стеклом зал приема, ругаясь сквозь зубы и отдавая никому не нужные распоряжения. Вельхан сидела в кресле, проглядывала какой-то скучный журнал и внимательно наблюдала за сходящими с лайнера людьми, турианцами, азари и волусами.
На губах дрелла все еще чувствовала тепло Кольята. Хотелось одновременно и глаза закрыть, и прижаться к его плечу, и просто плюнуть на все это и вернуться к старой жизни. Как будто это можно было сделать вот так вот просто. Она снова достала билет – кусочек металла с голографическим интерфейсом, - и просмотрела указанные там данные. Мать Рисус позаботилась, чтобы никто не узнал какая именно дрелла покинула Иллиум сегодняшним утром: в поле имени значилось Карис Конди. Неплохое прикрытие для одной из лучших Ищеек Амонкира. И если проблемы и были, сейчас о них думать не хотелось.
Она попросила официантку принести ей чашку чая и бутерброд. Азари отвесила поклон, хотя обычно они этого делать были не должны, и удалилась. Удивившись странной манере, Вельхан прикрыла первые веки, получив, таким образом, способность видеть в инфракрасном спектре. Иногда это отвлекало ее от насущного и позволяло сконцентрироваться, как и всегда, перед жертвоприношением. Отсутствие сегодняшнего больше всего беспокоило Вельхан. Бог, конечно, простит ее оплошность. Но не простит она себя сама, хотя бы потому, что уже шесть лет не нарушала установившегося порядка.
Азари принесла заказ. Дрелла села поудобнее, взяла тарелочку с пищей и уже хотела сделать первый надкус, как почувствовала странный аромат. Он вился под ее носом, раскладываясь на тысячи других, более мелких, фрагментов. А в целом воспринимался как снотворное, причем в сравнительно большой концентрации. Мгновенно Вельхан передумала кусать, резко поднимая глаза. От дальней колонны отделилась юркая тень, сразу же скрывшаяся за поворотом. Медлить просто не представлялось возможным.
Отставив «угощение», Орисс подхватила рюкзачок, собранный Кольятом, и двинулась по направлению к тому доку, к которому должен был подлететь «ее» лайнер. Шагала она быстро и уверенно, не оглядываясь и не глазея по сторонам. У нее была одна цель, и эта цель сейчас тщетно пыталась затесаться в толпу. Издалека Вельхан не могла видеть противника, не могла видеть его лица, но вот инфракрасный спектр все же запомнила. Правда, в такой толчее внезапно сошедшего народа, разглядеть что-либо было проблематично.
- Эй, вы! – ее окликнули справа.
Мужчина, человек, уже потянулся к пистолету на поясе. Не раздумывая, Орисс перешла на бег, толкнула какую-то девушку и, вероятно, спасла ее от прозвучавшего выстрела. Активируя биотику, Вельхан пробежала по отвесной стене, прыгнула и взлетела, опустившись на мост второго этажа. Справа был коридор, но куда он вел было неизвестно, и дрелла просто-напросто решила вернуться в общий зал. Еще один прыжок, и она – посреди шумящей, бурлящей толпы, которую так ненавидела. Оглянувшись, заметила, что за ней «хвост» из троих преследователей, причем всех – в рамках закона – охранники и солдат.
Голос ВИ аэропорта монотонно объявила, что к доку F-6 швартуется лайнер «Спасение», лайнер, который и был нужен Орисс. Не считая целесообразным прибегать к помощи Амонкира, Вельхан начала протискиваться по направлению к указанному доку. На какой-то момент преследователи потеряли ее из виду, но когда она неосторожно блеснула своей боевой экипировкой – крупнокалиберным пистолетом, - они бросились вдогонку, мало церемонясь с пассажирами.
Вынимая пистолет на ходу, Вельхан проверила количество патронов и обнаружила, что их осталось всего пять из возможных тридцати. Негусто. Тактику нужно было менять. Свернув в какой-то коридор, дрелла несколько минут плутала по его запутанным «рукавам». И вышла, как ни странно, к нужному ей залу. До дока оставалось около сорока метров, когда вдруг перед ней возник преследователь – солдат.
- Стойте на месте, мэм, - скомандовал он, и тут же получил кулаком в живот.
Согнувшись пополам, он судорожно закашлялся. Дрелла опустилась на колено перед ним и рывком приподняла его голову за подбородок.
- Ты – не моя жертва. Ты – не добыча Великого Охотника. Я не хочу убивать тебя, но придется это сделать, если будешь мне мешать. Дружков своих отправь в другую сторону, я уйду и не появляюсь на Иллиуме еще долгое время. Ты сохранишь жизнь и рассудок. Ты согласен?
В глазах не было страха, но он кивнул. Дрелла посмотрела на него темными глазами, словно запоминала как выглядит и как пахнет. Затем быстро отошла, засветилась биотикой и воспарила над полом. Охранники не появились, а значит у нее было в запасе около минуты времени. Затем Орисс вызвала голографию на инструментоне и поменяла местами цвет одежды. Это вряд ли поможет, но хотя бы дрелла перестанет привлекать внимание.
На удивление ей повезло. И солдат выполнил свою часть договора, по-видимому, обманув ее преследователей. Что ж, она могла бы похвалить себя за проделанную работу, если бы гордилась своими навыками. Большинство дреллов все же умели и уходить от преследования, и хорошо охотиться. Жаль только, что старая вера медленно, но верно умирала в умах подрастающего поколения.
У поста она предъявила свой поддельный документ, получила отметку о подтверждении личности – опять-таки работа Матери Рисус, - и прошла через стыковочный отсек. Отъехавшая в сторону дверь, позволила Вельхан пройти внутрь. Она быстро нашла место, сунула рюкзак себе под ноги и откинулась на спинку кресла. Внутри еще бушевал огонь адреналина, смешанного с истощением от применения биотических способностей.
Закрыв глаза, дрелла тут же провалилась в сон.

Ее разбудил гул двигателей. Звездный космос раскинулся перед ними как на ладони. Пассажиры в радостном возбуждении смотрели в иллюминаторы, перекрикивали друг друга, обсуждали последние новости и просто общались. Вельхан не испытывала ни малейшего желания присоединиться к ним и поэтому вновь закрыла глаза. Но поспать на этот раз не удалось. Рядом с ней в кресло буквально упала азари. Ее кожа была светло-фиолетового оттенка, а на лице под глазами косыми синеватыми линиями расходились природные татуировки. Она посмотрела на Вельхан и улыбнулась.
Не улыбалась бы, если бы знала кто я, - подумала Орисс и отвернулась к окну.
Азари спросила не потревожила ли она Вельхан, и дрелла покачала головой. Под действием внезапного порыва она потянулась к рюкзаку и долго рылась в нем, пока не нашла фотографию, которую сунула перед отъездом. Она вместе со старшим Криосом, Тейном, стояла перед фьордом Алесахк, уже на Кахье. На заднем фоне можно было разглядеть шестерых дреллов, держащих в руках праздничные букеты. Тейн, в его элегантной манере одеваться, стоял прямо, заложив руки за спину.
Вельхан подняла голову, и воспоминание затопило ее.
Тогда легкий искусственный ветерок приятно щекотал спину и затылок, отчего Вельхан то и дело хихикала, тщетно пытаясь скрыть свои эмоции от Тейна. Он волновался, что ощущалось по мелкой вибрации его кожи. Дреллы способны были распознавать такие знаки даже на расстоянии. Это было сладострастное волнение, трепет, кое-где страсть и желание. Он желал увидеть ее, Ирику. Вельхан помнила, как повернулась в сторону пещеры, из которой должна была выйти невеста. Она была ее подругой на свадьбе. И почитала это событие за высшую честь, дарованную при жизни.
Мгновение, и воспоминание ушло. Все, ради чего жить, было в воспоминаниях. Память дреллов могла вместить себя очень многое, причем печальные события вытеснялись более яркими, радостными, интересными. И все же Вельхан помнила и плохое. Смутно, неточно, но помнила. Где-то душой, а не телом, как сказали бы ее предки. Вот еще одно мгновение, достойное воспоминания. Первое знакомство с Кольятом, произошедшее случайно.
Прыжок, кувырок и мягкое, удачное, приземление. Биотика рассеялась, и Вельхан увидела перед собой Кольята. Это было незадолго до смерти Ирики и толком они не были знакомы. Просто увидели друг друга в первый раз. Кольят был очень похож на мать, поэтому Орисс не растерялась. Она махнула ему рукой и пригласила подойти поближе.
Тот разговор не слишком хорошо запомнился дрелле, но они говорили о чем-то несущественном, отвлеченном и никак не затрагивали отношения между двумя семьями. Единственное, тогда Вельхан попросила его передать привет Ирике, а на вопрос откуда она знает его мать только загадочно подмигнула и убежала. Теперь она корила себя за такое неподобающее поведение. Но ведь и она в те годы была еще молода.
Молодость.. стоило вспомнить хотя бы раз, что она старше Кольята. Он называет ее «своей сихой», она привязана к нему если не любовными чувствами, то жаждой тела и страстной необходимостью иметь его под рукой. Возможно, так подействовали на нее годы, когда Ирика просила присмотреть за ее сыном. Это было за день до убийства, и Вельхан, помнится, очень несерьезно откликнулась на просьбу. Какое-то время Тейн хотел сам заботиться о сыне, но потом передумал и отправился охотиться на убийц Ирики. Вельхан хотела идти с ним, ведь Ирика была для нее больше, чем подруга. Но Тейн просил заботиться о Кольяте.
Она заботилась около четырех лет. Не напрямую, даже не зная его как следует. Он был отправлен к сестре Ирики Канилас, она и ее муж воспитывали еще двух детей. Наверное, где-то в этот миг они не уследили некий переломный момент. Именно тогда Кольят решил пойти по стопам отца. Но поскольку он был слишком импульсивен, слишком горяч, ни один ханар не хотел брать его на контракт. Это было понятно. И тогда Вельхан предприняла отчаянную попытку. Решилась навестить Канилас в открытую, и познакомиться с Кольятом.
Канилас не очень обрадовалась этому. Конечно, Ищейка Амонкира – это не то знакомство, которое можно предложить девятнадцатилетнему дреллу. Но на удивление встреча произошла в самых дружественных и теплых тонах. Канилас представила Кольяту «подругу и сестру Ирики, его матери», благоразумно ничего не упомянув о Тейне. Боялась, что это испортит Кольяту все настроение. Еще помянула заботу Вельхан, в основном финансовую, по воспитанию младшего Криоса.
Когда пришла пора становиться на учет воинообязанным на Кахье – обязательное условие договора с дреллами, как компенсация за спасение с умирающей планеты, - Вельхан забрала Криоса с собой. Они поселились в ее доме, и два года Орисс следила, чтобы Кольят не прогуливал занятия, тренировала его физическую силу и выносливость, а затем.. Затем ее призвали служители Амонкира, и она была вынуждена на какое-то время с Кольятом расстаться. Удивительно или нет, но тогда они еще не были близки и даже не задумывались, что такое возможно. Тогда Вельхан было сравнительно молода.
Сейчас, четыре года спустя, стало казаться, что пропасть между ними ширилась с каждым годом. Они были такими разными и такими похожими. И проблема выбора тяготила Вельхан. Точнее, выбора и не было. Был влюбленный Кольят. А когда дрелл находит сиху, это уже даже не любовь. Что-то вроде запечатления, однолюбства, импринтинга, называйте как хотите. У девушек-дреллов запечатление проявлялось намного реже, и называлось ксихат, в честь защитников бога Амонкира. В основе слов, определяющих чувство единения с выбранным объектом, лежал один корень. И пока что Вельхан не могла назвать Кольята своим ксихатом.

По пути к Кахье лайнер сделал остановку в космопорте Тессии. Там же сошла спутница Вельхан, азари с фиолетовой кожей, и сама дрелла вышла немного размяться. Разительный контраст Тессийского порта по сравнению со скромно-деловым Иллиумским. Первое, что поразило Орисс были три огромных зала, сплошь прозрачные. Посмотрев под ноги, можно было наблюдать как азари-таможенницы проверяют товар, как куда-то спешит уборщик-турианец, как несколько живых потоков пассажиров выходят из нижних доков и поднимаются по лестницам на верхние этажи.
Проголодавшись, дрелла пошла по направлению к неоновой вывеске, гласившей «Инникус». За последний год «Инникус» сильно расширился, превратился, так сказать, из сети скромных забегаловок чуть ли не в ресторан высшего класса. Впрочем, перекус для клиентов «попроще» все еще подавался, чему лишенная кредитки Вельхан была рада. Она уселась за круглый, тоже прозрачный, столик и повторила заказ, сделанный на Иллиуме. Чашка чая и бутерброд с каким-нибудь мясом, главное, чтобы не варрена.
Вскоре аппетитная булочка уже лежала на тарелке перед Вельхан, ароматный сорт чая приятно пах, а когда туда добавили и кипятка, букет расцвел до неузнаваемости. Тессия еще не оправилась от вторжения Жнецов, но космопорт, видимо, был чуть ли не приоритетом восстановительного процесса. Или же просто его не задели при атаке. В любом случае дрелла была счастлива наблюдать этот центр экономической и политической жизни галактики, чего бы не говорили о Цитадели.
Но в одно мгновение ее личное пространство сильно потеснили. К ней подсел мужчина-турианец с двумя маленьким дочками.
- Я не помешаю? Мы ненадолго. Потеряли маму. – Сказал он хрипловатым голосом.
Вельхан старательно припомнила правила этикета и улыбнулась.
- Ничего страшного, вы мне не мешаете. Я уже скоро ухожу.
- О, - смутился турианец, - я все-таки вам помешал. Простите. Нечасто встретишь дрелла на Тессии, и мои дочки захотели познакомиться с вами.. Ну вот теперь они смущаются.
Придушила бы такого отца, который слушается детей, - мелькнуло в голове. – Пялятся на меня как на яга на выставке у саларианцев. Я не животное какое-то.
- Откуда вы? – спросил турианец, чувствуя, что пауза затягивается. – Я прилетел с Палавена совсем недавно. Мы с женой посовещались и решили, что девочкам лучше несколько лет пожить на Тессии. Знаете, безопасность и все такое. На родине не хуже, просто сейчас в Иерархии наметились серьезные подвижки и..
- И вам не хочется, чтобы политика коснулась вашей семьи, - перебила его Вельхан, удивляясь, как вообще можно разговаривать с такими тугодумами как он.
- Верно, - мандибулы разъехались в стороны, демонстрируя несколько жутковатую улыбочку. – Все верно. Вот мы и переехали. Но вот, кажется, идет Истела. Мы пойдем. До свидания.
И они действительно ушли, оставив Вельхан в неком непонятном состоянии. Впрочем, ей было пора. Иначе того гляди лайнер улетит без нее. Неплохо было, конечно, остаться и на Тессии, запутать этого проклятого Спектра, что идет за ней по пятам. Ее могут ждать на Кахье, ведь куда еще бежать дреллу как не на вторую родину? Но она обещала Кольяту. А когда дело касается близкого дрелла, то начинаешь и спотыкаться, и допускать критические ошибки.

Еще два ретранслятора массы, и вот вдали уже появилась Кахье. Огромная голубая планета океанов и дождей. Орисс ненавидела ее. Терпеть не могла и все же..
Глупо было рассчитывать, что ее кто-нибудь встретит. Каково же было изумление, когда со скамейки в зале ожидания поднялся дрелл с кроваво-красной чешуей. Он жестом пригласил Вельхан следовать за ним. В нем она узнала кандидата в Ищейки – Джао Рисса. Он не прошел на должность, остался в запасниках культа и теперь занимался тем, что поручала ему Мать Рисус. То, что он переехал обратно на Кахье, - культ базировался на Элизиуме, - было неожиданной новостью для Орисс.
- Мать Рисус просила меня встретить вас и предоставить в распоряжении квартиру в рабочем квартале, - сказал он, когда оба вышли за предеты порта. – Две комнаты, санузел и спальня. Есть еще балкон, но он вряд ли вам понравится, так как выходит на океан. А в последнее время от воды тянет холодом. Не советую.
- Рабочий квартал?
- Было принято решение, что Спектр не будет обращать внимания на рабочий квартал. Там много преступников, воров и убийц, но там вряд ли поселится уважающий себя дрелл и поэтому..
- И поэтому вы решили именно меня туда отправить? – с сарказмом произнесла Вельхан. У Матери Рисус как всегда не хватило воображения. – Именно оттуда Спектр и начнет искать меня. Напомню тебе, Рисс, я Ищейка. Я убийца по мнению этих высокопоставленных шишек Цитадели. И именно рабочий квартал привлечет моего «клиента». Нет ли чего-нибудь более подходящего?
Джао замялся.
- У меня есть квартира, но..
- Квартира в каком районе?
- В центральном, но..
- Прекрасно. Она-то мне и подойдет. Куда выходят окна?
Дрелл насупился, отчего его глаза потемнели.
- Не факт, что Спектр вообще найдет вас здесь. Мать Рисус приняла все необходимые меры для того, чтобы направить его по ложному следу. В базе данных космопорта Иллиума зарегистрировано, что Карис Конди направилась на Раннох. К кварианцам по якобы очень важному дельцу. У нас будет фора в несколько недель.
- Верно, - кивнула дрелла. – Но тебе все равно придется немного потесниться, потому что, как ты верно заметил, ни один уважающий себя дрелл не будет жить в рабочем квартале. Я Ищейка, элитный убийца. И я, вне сомнений, очень себя уважаю. Ты меня понимаешь, Джао Рисс?
Он кивнул, но было видно, что все этот стоит ему поперек горла. Они наняли челнок, который отвез их в центр города Альмьяф, что находился под стеклянной крышей и принадлежал дреллам. Вельхан мечтала поскорее оказаться под защитой стен, как следует выспаться. Наконец их высадили у трехэтажного приземистого здания.

0


Вы здесь » Забвение пустыни » Творчество » Артефакт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC