Забвение пустыни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Забвение пустыни » Возрожденное » Мираж [1 июня 10 года] - Базальт/Тень


Мираж [1 июня 10 года] - Базальт/Тень

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Базальт
Место происходящего: Срединные земли, границы стаи Искаженных.
Время суток, погода: раннее утро, относительно прохладно, солнце только встает.
Цель: Выяснить является ли Малахит миражом, или это действительно сестра Гласа Истока. Заставить ее говорить.
Краткий сюжет: Это утро не было похоже на сотню других начал дня, и Базальт прислушался к голосу Истока, чтобы найти причину. Однако тот молчал, и вожак Искаженных отправился на охоту. Во время охоты он заметил как по направлению к нему идет молодая волчица, из здоровых. Поднимающиеся чувства - желания Истока - переросли в стремление заполучить сильную особь в стаю, и Базальт решает с ней подружиться. Но чем ближе подходит к ней, тем призрачней его видение. Уж не мираж ли это? Догнать? Убить? Или ранить? Вопросов много, времени мало. К тому же волчица-мираж очень сильно напоминает ему сестру - Малахит.
ГМ: Тень (в роли Малахит)
Очередность: Базальт, Тень.

0

2

Сегодня было что-то не так - это Базальт понял сразу. Куда-то отступили нескончаемые боли, притупились настолько, что ему даже не нужно было их сдерживать. Все прошлые пробуждения в шкуре Искаженного сопровождались ломотой в суставах (и не только хвосте), нестерпимой болью, потрескиванием в голове да и вообще крайне скверным настроением. А сегодня он выспался. Выспался - это звучало как миф, как сладкая недосягаемая мечта, как жестокая издевка в устах того, кто только посмел сказать это слово. И вот сегодня исполнение одного из его сокровенных, но доселе неосознанных желаний.
Если вожак одержимых и прослыл весьма замкнутой и молчаливой особой, то про себя он точно такое не мог сказать. В его голове шел нескончаемый спор между гласом разума и, собственно, желаниями Истока. "Кайся, это твои проделки?", - хмуро поинтересовался у своего потустороннего "собеседника" волк, особо не ожидая услышать вразумительного ответа. Но неподвластное объяснению нечто превзошло все его смелые ожидания - Исток молчал. Вожак чувствовал себя пустым; тихий и навязчивый, немного чарующий шепот был для него таким привычным и в то же время нежеланным, поэтому когда он исчез из его мыслей, Базальт был не малость ошарашен и сбит с толку. Редкое для него состояние, между прочим.
Однако ему ничего не оставалось как флегматично пожать плечами и направиться на охоту - все равно, чует, это дело пахнет паленным, вскоре загадочная сила даст о себе знать, ну а пока она молчит, грех этим не воспользоваться. Тем более желудок бессмысленной болтовней с самим собой не насытишь.
...И вновь унылый безрадостный пейзаж как-то иронично косился на новую деталь, совсем недавно включившуюся в его состав. Такая ненавидимая, такая любимая и незаменимая, бесприютная и единственная в своем роде, чарующая своим великолепием и безмолвием пустыня. Только вот черта-с два тут найдешь что-нибудь съедобное. Однако попытаться все же стоит. Не впервой, как-никак, разберемся.
Возмутить Базальта довольно нелегко, но ничто это не делает так хорошо, как получасовые безрезультатные поиски, тщетная борозда пустых земель в поисках пропитания. Волк вскинул морду, чуть приоткрыл пасть, пытаясь уловить чувствительным нёбом хотя бы старый запах дичи. Пусто как в желудке у койота. Ни-че-го. Жаркий сухой воздух неприятно щекочет чувствительную кожу, смеясь, забавляясь над голодным зверем. "Стаю позвать, что ли?" - совсем уж было отчаявшись (хотя внешне сия внутренняя метаморфоза на волке нисколечко не отразилась) подумал серый, но потом помотал головой - еще осталась граница, там он еще не бывал.
Боль в хвосте постепенно стала нарастать, Базальт даже вздохнул с оттенком облегчения - по крайней мере, он теперь точно уверен, что с ним все в порядке. Совсем скоро ему предстояло разочароваться.
Когда ощущения достигли стадии "как будто гниет", приунывший вожак собрался было уходить, как увидел на горизонте силуэт. С голоду он принял его за косулю, но сделав несколько шагов вперед понял, что перед ним - волчица; поджарая, легконогая, здоровая волчица, но с какой-то ощутимой издалека по походке и осанке статью, стержню в характере, что ли. Она шла к нему - добровольно. Сильная - невольно вырывается, стоит лишь на неё взглянуть. Та часть мозга Базальта, что отвечает за мудрые решения, отметила, что неплохо бы такую заполучить в стаю. А та часто халтурящая часть, что отвечала за воспоминания, робко пискнула, что её, волчицу, он уже где-то видел. Совсем неожиданно в телепатический диалог вмешался Исток, настойчиво шепнув, что она непременно нужна стае. Базальт, посчитав решение единоличным, решил, что на этот раз таинственной магической силе можно последовать.
Но постойте-ка! Что это впереди? Горячий воздух на горизонте колеблется от жаркого зноя, а вместе с ним зыбкие очертания неспешно бредущей на встречу знакомой незнакомки. Её нематериальное тело меркнет и вновь наливается контрастом, словно смеется над сбитым с толку волком. Базальт как-то подсознательно решил, что ему непременно не стоит терять волчицу из виду, его шаги сами-собой стали быстрыми, лихорадочными, однако чем ближе он был к цели, тем отчаяннее она мельтешила в глазах. Ему и в голову не пришло, что это мираж. А память что-то вопила ему, пытаясь донести нечто важное до сознания своего хозяина. И когда последний на секунду остановился, чтобы вдохнуть поглубже - боль, нагоняемая Истоком, сильно утомляла - у него сперло дыхания от осознания какого-то рокового факта.
- Малахит, - выдохнул он, поняв наконец, где же видел изящную серую волчицу.

+1

3

Малахит
Безликий призрак, воспоминание, взятое из чужой жизни. Легкая походка, изящное притворство, ложь в крови. Серая волчица уверенно двигалась вперед, ведомая волею Истока, плавно переставляя лапы. Она не бежала, скорее шла, но довольно быстрым шагом. Не летела над землей, но парила, будто облачко дыма. Впрочем, не так уж далеко это утверждение было далеко от истины. Все лишь воля Истока, толчок.
Ветер взъерошил шерсть на загривке, а солнечный луч пронзил эфемерное тело, едва касавшееся лап землей. На секунду Малахит подняла голову, внимательно вглядываясь в горизонт, откуда уверенной рысью приближался волк. Глас Истока, во всей своей непокорной красоте сильнейшей особи. В глазах волчицы мелькнул испуг, смешанный с радостью и, одновременно, печалью, горечью, отдававшей запахами прошлой жизни.
Она потянула носом воздух, прислушалась, приподнимая уши.
Вожак Искаженных приближался с каждой секундой, и Малахит сделала несколько неуверенных шагов навстречу. Он все равно ничто не сможет сделать с нею, ибо она неосязаема, легкая тень, кажущаяся живой и здоровой волчицей. Идеальная приманка. Кто говорил, что жизнь Гласа – это равномерная, хоть и болезненная, дорога только вперед? Ничто не существует без испытаний. И когда что-то замирает в бездействии, приходит время намеков.
- Малахит, - выдохнул волк, когда значительно сократил расстояние между ними.
Узнал, прекрасно. Малахит посмотрела ему в глаза, проникая в самую суть души. Затем развернулась и легко побежала прочь. Воздух колебался, создавая дрожание. Через какой-то миг Малахит полностью исчезла, растворилась среди зноя пустыни. Чтобы возникнуть вновь в двадцати метрах от Гласа Истока. На ее морде была написана насмешка.
Она хотела, чтобы Глас следовал за ней, ибо вела его к гибели.
Но она стояла, не двигаясь, боясь спугнуть того, кто считал ее сестрой. Облизнувшись, волчица подняла голову и завыла.

Отредактировано Тень (11.07.13 21:13:41)

+1

4

Малахит. Это имя вырвалось из его уст с таким холодным равнодушием, что он сам было испугался. Он должен её ненавидеть - за подставу, предательство, за мучительную участь одержимого. Но в то же время... Он ей благодарен. Попади он в её стаю - чтобы с ним случилось? Не думаю, что одиночки там в особом почете... А здесь он - вожак! Главный, деспотичный властитель! И все это подарила ему она. Благословение и проклятие, власть и позор, силу и слабость. Черт возьми, как все запутано! Однако все было так давно, что он и думать о ней забыл. Странно...
Волчица не дала ему выбрать правильное решение. Её взгляд словно раскаленная спица обжог его, заставил пошатнуться, вздрогнуть. Что-то в ней было не так. Да чего уж там - все в ней было не так! Нет, бесспорно, это была она, но в то же время.... Что-то не давало Базальту согласиться с этим опрометчивым утверждением. И самое неприятное для привыкшего владеть всеми картами волка то, что он не мог понять почему. Здесь точно есть в чем-то подвох, но в чем?
Гласу Истока показалось, что уголки губ волчицы чуть дернулись, и в тот же миг она развернулась и неторопливо побежала прочь.
- Стоять! - невольно гаркнул он с ноткой угрозы и повеления в голосе. И не сразу понял свою оплошность. Черт подери, на неё его власть не распространяется! Какая досада! А он так привык считать себя всея царем, что даже опомниться не успел, как приказ сорвался с его уст. Базальт так и сплюнул с досады на собственные лидерские рефлексы.
Терпкий засушливый воздух колебался, а вместе с ним и колебался зыбкий силуэт сестры. Базальт так был увлечен своими мыслями, что толком и не заметил, как тает волчица, рассеиваясь в жарком полуденном зное. И лишь когда её прозрачная шерсть просто исчезла из виду, он насторожился. Он был сбит с толку. Куда она делась? Только что же была здесь!
Боль в хвосте снова усилилась, волк стиснул зубы от муки и нервно взмахнул треклятой конечностью. Без толку. В конце концов он заозирался, в недоумении пытаясь нашарить взглядом изящный легконогий силуэт его сестры, и вновь вздрогнул, увидев его позади себя всего в каких-то двадцати метрах.
Мираж... Да я со своими замашками совсем свихнулся! - раздраженно пронеслось в голове. Нехорошее предчувствие мурашками пробежало по коже, когда волчица, насмешливо ухмыльнувшись, облизнулась и вскинула морду, завыв. Это был, бесспорно, её голос. Но разве миражи умеют выть? А  в душу глядеть, черт возьми, они умеют?! Да кто их, тьфу-ты, знает!
- Замолчи, - тихо сухо бросил он. Это была просьба, но в ней ясно сквозил приказ. Базальт думал, что она взывала к своей стае, а с чужими волками сейчас ему не хотелось встречаться. Да еще на границе, когда его всего едва ли не скрутило от боли. - Кто ты? Плод моего воображения или сестра? Если последняя, то пойдем со мной - в моей стае ты будешь пользоваться всеми привилегиями, сестренка. Доселе тебе неподвластным.
Разум Гласа Истока разделялся от желания понять, мираж то или действительно Малахит, а так же от все той же задумки взять её в себе стаю. Конечно, следовало сначала разобраться с первым, но практичный Базальт прошел на компромисс.

+1

5

Глас Истока занервничал или, скорее, забеспокоился. Малахит его приказ замолчать проигнорировала, еще раз коротко вздернув непокорную морду к небу. Она – не его слепая слуга, чтобы выполнять его распоряжения. Сейчас он находится в ее безраздельной власти, ибо она пришла от Истока, была одушевлена волею оного, а вожак пытается повлиять на нее! На нее, частицу, крупицу энергии Истока. В крайней случае как на живую волчицу, здоровую и полную сил. Теперь, когда Глас смотрел на нее, ее тело стало плотным, лапы твердо стояли на проженной полувековым влиянием солнца земле.
Он задал вопрос, ибо ему нужно было разобраться в происходящем. Малахит сверкнула глазами, ничего не ответила и, развернувшись, пошла прочь. Шла нарочито медленно, как-то по особенному лениво переставляя изящные серые лапы. Она понимала, что вожак будет вынужден следовать за ней, ибо она – его сестра, его кровь, его родственница. Кроме того, сильная волчица, которая, возможно, сможет противостоять Истоку как противостоял Глас.
И она оглянулась, взмахнула хвостом – здоровым хвостом – и снова побрела вперед, бездумная и холодная, словно мертвая внутри.
- Плоды воображения обманчивы, - промурлыкала она спустя пару минут, вновь оглядываясь.
Голос ее звучал нечетко, как будто она говорила сквозь завесу из невидимой, но прочной и толстой стены. Кроме того, Малахит несколько преднамеренно растягивала гласную «о», отчего ее речь казалась переливчатой, словно песня.
- Разве я обманчива?
И, не давая возможности оценить и ответить, продолжила:
- Я реальна. Я твоя сестра.
Она и вправду была как нельзя более реальна. Серая шерсть, изящное телосложение, внимательные глаза. Каждую шерстинку, приглядевшись, можно было бы различить. И она действительно была его сестрой, но, увы, созданной воспоминаниями, не более. Но Малахит сказала правду: она была реальна и она была его сестрой.
При упоминании о власти, Малахит дернула правым ухом:
- Все вожаки так говорят. Почем мне знать, что ты говоришь правду?

+1

6

- Разве я обманчива? Я реальна. Я твоя сестра.
Вожак поверил. Она действительно была как нельзя реальна - каждый волосок колебался от термальных потоков, лоснился под лучами солнца, на песке оставались едва различимые морщинки - следы, где она только что прошла. А что же насчет глюков - кто его знает, может быть, от своей непутевой службы получил какой-то сдвиг в психике или зрении. Ничего, как минимум половина одержимых так или иначе сошла с ума. Но что же насчет обмана? При этих словах Базальта прожгла насквозь вспышка ярости и гнева, пускай и чуть приглушенная его флегматичным нравом. Ну и болью, конечно.
- Не тебе судить о правде, предательница! - сухо прорычал он. В голосе его едва уловимо скользнула горечь. Он злился на сестру всего один раз в жизни - в тот день, когда пришел на границу, в предвкушении того, что вступит в стаю. А что получил? Боль, ложь, позор и унижение. - Кто обещал мне кров и пищу, а вместо этого вонзил нож в спину? Жалкая лицемерка!
Ему было неприятно произносить эти слова. Он привык ей доверять, считать любимой сестренкой. Конечно, вечная боль выбила из него способность любить как нормальное животное, но все же какие-то отголоски привязанности к живому существу у него остались. Неожиданно он успокоился, вздохнул даже с неким облегчением и ответил уже на следующие слова:
- Все вожаки так говорят. Почем мне знать, что ты говоришь правду?
- Потому что я не просто вожак, я твой брат, - произнес он спокойно, своим привычным чуть снисходительным тоном, сделал несколько шагов навстречу, но остановился, поморщившись. - На самом деле я не злюсь на тебя. Ты даровала мне власть и силу. Я лишь предлагаю разделить её со мной. Только не уходи.
Он сглотнул и напряженно, с крайней неохотой выдавил.
- Пожалуйста.
Наверное, она и сама прекрасно знает о слабости одержимых. Издевается над ним. А может быть и не знает. Но если это так, то сей факт он постарается оставить пока в тайне.

Отредактировано Базальт (12.07.13 20:20:32)

0


Вы здесь » Забвение пустыни » Возрожденное » Мираж [1 июня 10 года] - Базальт/Тень


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC